Сказка о звездочёте, цветке и неугасающем свете
 

Сказка о звездочёте, цветке и неугасающем свете

zvezdnoe_nebo

Предисловие

Эту сказку я написала ко дню рождения талантливого писателя и поэта, профессора и филолога, а также хорошего человека, любящего мужа, отца и дедушки –  Джона Р. Р. Толкина, подарившего миру много чудесных сказочных историй о далёких, волшебных мирах. Этот человек прошёл две войны, но сохранил в своей душе веру в чудеса и добро, за которое стоит бороться, ради которого стоит жить и не страшно умереть. И если бы он был одним из бессмертных персонажей его сказок – 3-го января 2015 г. ему исполнилось бы 123 года.

***

История эта приключилась давным-давно, среди далёких галактик и волшебных миров…Миров, чей свет давно угас, как гаснут, исполняя чьи-то мечты, в своём падении звёзды. Они падают целую вечность по бескрайней пустыне, погасшие навсегда, никем не веданные, никому не видимые. Им не нужен никто и они никому не нужны. Никого не любившие, никем не любимые…

***

Жила была юная девушка по имени Дженова. Было ей 180 лет. «Как это так?!», — воскликните вы, «ведь это же очень много, к тому же люди столько не живут!». Но Дженова была вовсе не человеком. Она была из тех народов, которые живут сотни лет в сказочных лесах, питаются цветочным нектаром и сочиняют прекрасные песни…Да-да, она была эльфом и если бы мне представилась возможность перевести её года на человеческие, то в таком случае ей было бы 18 человеческих лет…Так что Дженова была действительно очень юна.

И на этом моменте, я оставлю тебя, мой дорогой читатель, для того, чтобы Дженова сама рассказала тебе о своём приключении, которое помогло ей когда-то понять одну самую простую, но самую важную в жизни вещь. И если ты будешь внимательно её слушать, а потом ещё немного подумаешь – то и ты это обязательно поймёшь…

***

Однажды, поздно вечером, я решила выбраться из дому, чтобы насладиться свежестью спящего леса, которой так не хватало мне весь жаркий день.

Как и у других эльфов в этом старинном, окутанном древней магией лесу, моё жилище находилось на вершине дерева. У меня было чудесное дерево! Оно было просторное, светло-серого цвета с могучими, прочными ветками, гладкой корой и пышной кроной. Я всегда заботилась о нём, поливая водой из волшебного источника и прогоняя надоедливых насекомых. И раз в 50 лунных лет, моё благодарное дерево радовало меня своими великолепными и благоухающими цветами. Я очень любила его!

Ночь выдалась ясной. Над головой простиралась бездна, усеянная россыпью бриллиантов. Все они крепко держались там, в вышине, как будто какой-то умелый мастер приколол их волшебными, невидимыми гвоздями и ушел спать. Где-то, по ту сторону леса звучала нежная песня ночного эльфа.

Вдруг до меня донёсся шелест из-за куста можжевельника. Я подошла ближе…Что это?.. Куст горел! Хотя – нет. Не было ни дыма, ни запаха гари. Куст просто светился, словно заколдованный. Я подошла ближе.

Внезапно куст затрепетал. Я вытянула стрелу из колчана и натянула тетиву «Гатрана» – своего верного лука. Вдруг откуда-то из-за куста до меня донеслись всхлипывания. Мне показалось, будто плакал ребёнок. Я навесила лук на плечо, сунула стрелу за спину и осторожно развернула ветви движущегося кустарника…

В глаза мне ударил очень яркий поток света. Я отскочила назад, резко выпустив ветки из рук.  Что-то круглое, неистово мерцая,  со звоном выкатилось прямо к моим ногам. Можжевеловый куст светиться перестал. Я села на колени.

— Звезда! – ахнула я, вглядевшись в эту сверкающую сферу.

Я взяла её в руки. Вдруг звезда вздрогнула и заплакала. Обжигающие, как расплавленный воск серебряные капли заструились мне на ладоши.

— Что случилось, малышка? — спросила я у звезды.

— Я…я упала, — ответила звезда, сквозь рыдания. Её хрустальный голос разнёсся по лесу многократным эхом.

— Почему ты упала?

— Я влюбилась, — выдохнула звезда.

— В кого?

— В звездочёта, — ответила звезда, — Он сидел на башне и смотрел на меня несколько ночей подряд. Его башня высока и он смотрел на меня так восхищённо! Мне хотелось быть рядом с ним. Я думала, что смогу дотянуться до него, но…

Звезда вновь наполнила мои ладони слезами, но они уже были холоднее, чем прежде. Свет звезды мерк, она холодела…

— Теперь я остыну и превращусь в кусок угля, — прошептала звезда. – Когда это произойдёт  — отнеси меня к нему, к звездочёту, ладно? Я хочу быть рядом с ним. Пусть даже мёртвой.

— Я отнесу тебя обратно на небо. И ты вновь воссияешь, и будешь жить миллионы лет, — промолвила я, – Где расположено твоё созвездие?

— Я не знаю, — всхлипнула звезда.

— Ничего, я спрошу у кентавров…Они знают о звёздах всё, — сказала я. – Как тебя зовут?

— Зачем мне жить, если я не буду рядом с ним, — не унималась звезда. – Каждую ночь загораться, видеть его силуэт крошечной точкой и осознавать, как он далеко.

— Ты должна жить ради него, где бы он ни был, — сказала я.

— Как это? – удивилась звезда.

— Ты говоришь – он восхищался тобой. Представь, как ему сейчас скучно без тебя. А если я отнесу тебя к нему, когда свет жизни покинет тебя, и звездочёт будет изо дня в день видеть тебя серым, невзрачным камнем. Разве ему будет от этого радостно? – утешала я звезду в своих руках. – В конце концов, он может полюбить какую-нибудь другую звезду, а тобою просто протопить камин.

Звезда испуганно вскрикнула:

— Ладно, уговорила! Неси меня скорей на небо!

— Сначала нам нужно попасть к кентаврам и выяснить, где находится то место на небе, откуда ты упала, — я поднялась с земли на ноги. – Так как тебя зовут?

— Астрид.

Я сорвалась с места и помчалась вперед, рассекая воздух. Ученые кентавры жили на окраине нашего леса. Я бежала с такой скоростью, с какой только могут бегать эльфы. Ветер свистел в ушах, казалось – трава и опавшие листья воспламенялись под моими ногами. Наконец я выбежала на опушку. Здесь жил один мой знакомый кентавр по имени Фахтрим. Он был очень старым и жил ещё за сотни лет до того, как я родилась из бутона Золотой Купальницы.

В детстве я любила приходить к нему в гости, чтобы он рассказывал мне свои захватывающие  истории о далеких галактиках и волшебных мирах. Несмотря на свою мудрость, Фахтрим обладал большим чувством юмора, которое весьма не свойственно этому народу. Мало кентавров понимали его шутки, поэтому Фахтрим жил один, а не в стае, как все остальные его собратья. А ещё кентавры никогда не спят. Они бывают чрезмерно задумчивы, но не смыкают глаз, ни днём, ни ночью. В дневное время они сходятся группами в огромные кузницы и изготавливают своё традиционное оружие: копья, луки и арбалеты. Кстати, мой меткий лук из молодого кленового дерева, с выгравированными вензелями и с тетивой из ворса пурпурного единорога, смастерил своими руками для меня именно Фахтрим. В день, когда он подарил его, мне исполнилось 160 эльфийских лет…

Ночью кентавры изучают небо. Они составляют карты небосвода, следят за движением небесных тел с помощью специальных волшебных линз, а некоторые из кентавров даже умеют очень точно предсказывать будущее по звёздам.

Я застала Фахтрима как раз за составлением звёздных карт. Стоя на широком пригорке у своего дома, он держал в одной руке, гигантских размеров, лист водяной лилии, в другой – перо для письма, с золотого наконечника которого капали перламутровые чернила. Сам же Фахтрим, подняв вверх голову, с длинными серебристыми волосами, внимательно вглядывался в ночные небесные светила, а меня, очевидно, не замечал. Чтобы избежать лишних вопросов, я решила, что звезду стоит спрятать подальше от проницательного взора этого кентавра. Представляю – что было бы, если такому фанатику астрономии, как Фахтрим, показать звезду, с которой можно поговорить. Я сунула Астрид во внутренний карман плаща. Она не возражала. Она была уже слишком слаба, чтобы говорить что-либо. Её мерцание в любую минуту могло погаснуть навсегда.

Я подошла к Фахтриму и остановилась рядом с ним. Но он, увлечённый созерцанием неба, продолжал игнорировать моё присутствие, бормоча себе что-то под нос. Я не выдержала и тонким, нарочито детским, голоском пролепетала:

— Дяденька, а что это там за странные жёлтые, светящиеся зверушки в небе?

Кентавр оторвал свой взгляд от небосклона и устремил его на меня. Кентавры – очень высокие создания, поэтому мне, стоящей на земле, приходилось поднимать голову и вглядываться в ночную темноту, чтобы разглядеть в ней очертания лица Фахтрима.

— Дженова! – воскликнул Фахтрим. Он улыбнулся и по его строгому кентаврийскому лицу забегали «улыбчивые» морщинки, сбросив с него лет двести. – Давно тебя не было в нашей стороне леса. Совсем забыла старого Фахтрима. Не заходишь…

Кентавр своей лошадиной половиной улёгся на росистую траву и теперь его серые, словно глубокий омут, глаза были как раз чуть выше моих.

Действительно, с последнего раза, как я была в гостях у Фахтрима, прошло уже почти пять лунных лет. Это время очень изменило старого кентавра. Яркий, полный неисчерпаемого оптимизма блеск в его глазах, теперь почти померк. Никогда бы не подумала, что Фахтрим может так стремительно стареть.

— Давай я принесу тебе чего-нибудь попить, — предложил Фахтрим. – Судя по твоим зардевшимся щекам – ты пробежала галопом весь лес по периметру. У меня есть замечательный свежий отвар из цветов Топазовой Мяты. Он прекрасно восстанавливает силы.

— Нет, спасибо, — отказалась я, вспомнив о задыхающейся и стынущей в кармане моего плаща Астрид.

— А может быть ты голодна? Есть пирожки с вялеными ягодами земляники…и еще…

— Нет, Фахтрим, не стоит беспокоиться. Как-нибудь потом. Сейчас у меня к тебе срочное дело, — перебила я кентавра. Фраза «у меня к тебе срочное дело!» была единственной, которой можно было остановить Фахтрима, прежде чем он заговорит тебя до потери сознания или втолкнёт в тебя какое-нибудь яство, сделанное по одному из авторских рецептов, которые у этого чудака отличались особым своеобразием.

— Моя милая маленькая Джен уже совсем выросла, — кентавр похлопал меня по плечу своей сильной рукой. Я пошатнулась. – Да… Могу отдать тебе должное – ты всегда была отличным слушателем моих сказок. И, кстати говоря, единственным. Сколько это тебе? Сто пятьдесят?

— Сто восемьдесят, — поправила я его. Кентавр усмехнулся в свою длинную седую бороду.

— И что же заставило такую прекрасную юную эльфийку пробежать по темноте весь лес до самой опушки? – Фахтрим заглянул мне в глаза, — Не боишься? В нашем лесу можно ожидать чего угодно.

Я улыбнулась и промолвила:

— Но, есть же самый надежный в мире лук, созданный самым замечательным в мире кентавром и он подарен мне…

-… Самой замечательной в мире эльфийке, — подхватил игру слов Фахтрим. – Да, Гатран…, — кентавр провёл тонкими пальцами по отшлифованной до блеска древесине лука, что продолжал висеть на моём плече. – Одно из самых лучших моих изделий. Вряд ли сейчас я смогу изготовить что-нибудь подобное. Руки уже не те…да и я не тот…совсем…не тот…

Я внимательно взглянула на Фахтрима. Он начал погружаться в раздумья, а это, как известно, у кентавров заменяет сон. Выводить из этого состояния кентавров ой как сложно! А иногда ещё и опасно, потому, что кентавры ведь люди только на половину, а на вторую половину – дикие лошади!

— Да!.. Так что там у тебя за срочное дело?, — внезапно встрепенулся кентавр и в его глазах блеснул огонёк азарта.

(Всё-таки эта фраза о срочном деле оказывала на Фахтрима какое-то магическое воздействие).

Я вздохнула с некой долей облегчения.

— Мне нужно знать – где на небе находится звезда под именем Астрид? — спросила я.

— Ты имеешь ввиду координаты? — уточнил Фахтрим.

— Да, — с нетерпением ответила я.

— Астрид, говоришь…Красивая звезда! — Фахтрим достал из висевшей у него через плечо сумки свиток и развернул его. Это, как я и предполагала, была карта звёздного неба. – Астрид относится к классу звёзд-хамеллеонов, или «пульсаров», способных за секунду изменять яркость своих лучей…Так…Дальше…Ага! Вот…нашёл я твою Астрид. Вот она!

Старый кентавр показал мне карту. Это был точно такой же лист водяной лилии, как и тот, который держал в руках Фахтрим, когда я только пришла сюда. Однако этот немного уступал предыдущему в размерах. Лист был окрашен в тёмно-синий цвет и сплошь испещрён серебряными точками, обозначающими звёзды, что были изображены светящимися в темноте чернилами. На миг мне почудилось, будто Фахтрим держит в руках кусочек ночного неба. Он ткнул пальцем в одну из сияющих точек на карте.

— Она находится в созвездии Архангела, — продолжал кентавр. – В данный момент его видно, если взобраться на Башню Одинокого Монаха. Это созвездие расположено сейчас как раз над ней.

Кентавр указал мне на видневшуюся за кронами деревьев наполовину разрушенную башню.

«Наверное, это и есть то самое место, из которого глядел на Астрид наш пресловутый звездочёт», подумала я в тот момент.

— Спасибо, Фахтрим! – воскликнула я, готовясь к ещё одной пробежке. На этот раз мой путь лежал к Башне Одинокого Монаха.

— Да, не за что, Дженова, — ответил кентавр, — Звёзды это ведь моё призвание. Вот только не могу понять – зачем тебе всё это посреди ночи?

Я не знала, что ответить.

— Долго объяснять… Прости, но мне правда надо бежать…Дела! – попыталась выкрутиться я.

— Разорви меня горгулья! Какие могут быть у тебя дела, заставившие тебя свалиться ко мне, как снег на голову, спустя столько лет, да к тому же ещё среди ночи? – прогремел недоумевающий и сгорающий от любопытства Фахтрим.

— Я хочу есть, поэтому я спешу домой…, — выпалила я первое, что пришло мне в голову. И в тот же момент я поняла, что эта была самая большая из всех нелепостей, которые я когда-либо могла взболтнуть.

Фахтрим уставился на меня с ещё большим вопросом во взгляде и промолвил:

— Тогда я предлагаю тебе остаться и поужинать. А я расскажу тебе одну из своих захватывающих историй о далёких галактиках и волшебных мирах, как в старые, добрые времена. Правда ты уже не такая наивная, как в детстве, поэтому придётся придумать что-нибудь поправдоподобнее, но я буду стараться…

У меня больше не было ни сил, ни фантазии для очередных отговорок, которые всё равно были бы отброшены Фахтримом в сторону. И я сказала правду. Точнее – не сказала, а выпалила её на одном дыхании:

— Спасибо, Фахтрим, ты очень хороший, но у меня в кармане лежит звезда, упавшая сегодня вечером из созвездия Архангела, которую необходимо без промедлений доставить обратно на небо, иначе она погибнет и превратится в кусок застывшего угля. Так что ты только что поучаствовал в спасении «звёздной» жизни. Теперь всё зависит от меня: от быстроты моих ног и крыльев. Так что мне пора! Спасибо тебе! Все подробности расскажу завтра. Я приду! Даю слово эльфа!

Я поцеловала Фахтрима в тёплую щёку и помчалась, как он выразился – «галопом», рассекая тёплую ночь.

— Только созвездие Архангела важно не путать с созвездием Золотого Филина. Они расположены рядом. Состоят из одинакового количества звёзд и похожи по форме, — крича мне вдогонку, навёл дополнительные справки ошеломлённый Фахтрим…

На бегу я достала из кармана звезду. Её догорающий свет слабо вздрагивал в такт моим шагам.

— Потерпи Астрид! Ещё немного! – приговаривала я, шепча ей слова эльфийской песни:

— Моя ясная звезда, свети для меня всегда!

Облака не закроют твой серебряный луч!..

Астрид мне в ответ издала ни то вздох, ни то всхлип.

…И вот, я уже стояла у основания Башни. Вон созвездие Архангела, а левее от него – Золотого Филина. Они действительно похожи…Главное не перепутать!

У заколоченных деревянных дверей, ведущих в Башню, я сбросила на землю лук, колчан со стрелами и плащ. Расправила чуть занемевшие от долгого бездействия крылья, оттолкнулась от земли и взлетела. Тёплый воздух заструился мне в лицо. Прошло несколько мгновений, и я уже миновала пронзающую облака, треснувшую пополам от удара молнии вершину Башни.

Я давно не летала на такой высоте и уже почти успела забыть – как это приятно! Встречный ветер нежит лицо и крылья, гладит локоны волос и шепчет свои непонятные речи на ухо. А как славно насладиться удивительными пейзажами и удаляющимися лоскутками ландшафтов моего края, остающегося всё дальше и дальше.

Жаль только, что в этот раз я так сильно торопилась. Когда ещё представиться возможность забраться так высоко! Нужно будет как-нибудь выбраться и основательно размять свои крылья. Я несколько лет уже не взлетала выше дерева, на котором живу…

— Главное не перепутать! —  словно заклинание, бормотала я.

И вот моё наслаждение от полёта постепенно исчезло. На такой огромной высоте, как оказалось, совсем было нечем дышать и от того очень трудно лететь. Я даже не решалась посмотреть вниз, представляя – какой крохотной точкой отсюда кажется мой мир. Зато звезда в моих руках, оказавшись в своей стихии, начала сиять намного ярче.

…Вот и добрались… Вот они – два созвездия-близнеца. Ну, здесь-то ничего не перепутаешь. В созвездии Архангела, возле одной из звёзд был выгоревший след, по форме и диаметру такой же, как и моя Астрид. Я приблизила звезду к её оттиску на небесной глади, и он притянул её к себе, словно заключив в долгожданные объятья. Астрид, точно очнувшись от долгого сна, содрогнулась, и тот час обратила свой взор вниз, в том направлении, где находилась башня звездочёта. Звезда мгновенно наполнилась ярким, чистым светом, как кувшин ключевой водой…

***

…Крылья мои после такой прогулки очень устали. Они безвольно свешивались мне на спину. Ноги гудели, то и дело, спотыкаясь о камни на узкой тропинке, ведущей по склону от Башни Одинокого Монаха. Дойдя до места, где холм с разрушенной Башней, словно призрак выплывающей из ночной дымки, пересекался с окраиной моего леса, я оглянулась на созвездие Архангела. Вместе с вернувшейся в родной дом Астрид, оно выглядело ещё прекрасней.

— Ты действительно очень красивая звезда, Астрид! – прошептала я.

А она, как будто услышав мои слова, подмигнула мне с высоты. По-своему…по-звёздному!

***

И вот, наконец, я добралась до своего дома на дереве.

Я взлетела наверх. В гнездо заходить не хотелось. Здесь на гладкой ветке было тепло и одновременно свежо. Пережитое приключение очень вымотало меня. Правильно говорил Фахтрим – в нашем лесу можно ожидать чего угодно!

«Завтра обязательно загляну к нему», – подумала я. «Нужно всегда выполнять свои обещания!»

Я поглядела в ту сторону, где, на окраине леса, находилась изба Фахтрима с дымящейся печной трубой, и вдруг увидела крохотный бутон на изящной ветке моего дерева. При свете луны он сверкал нежно-розовым светом, будто только что родившийся  из земных недр рубин. Я знала, что к утру эта ювелирная работа природы, расправив все свои филигранные лепестки, предстанет передо мной во всей красе. И ещё я знала, что моё дерево не ограничится одним цветком, а породит для меня тысячи других, позвав их на красочный праздник.

И тут я сделала для себя грандиозное открытие. Я поняла, почему больше не сияли глаза старого кентавра Фахтрима, одиноко живущего на опушке леса, почему звезда остывала, упав на землю. Всему причиной является самый главный свет всей нашей жизни, нашей планеты, нашей вселенной. Этот свет называется Любовь. Когда у тебя нет того, кого ты любишь, о ком заботишься, кто для тебя является одним единственным из миллиона других, (будь-то рыбка в ручье, птица в небе, дерево в твоём саду, пёс, охраняющий твоё жилище, эльф, кентавр или звездочёт) твой жизненный свет постепенно угаснет, потому что в нём нет Любви. А следом, своей неслышной походкой, придёт тоска. И тебе незачем будет встречать новый день. Что бы ты не делал в своей жизни – ты никогда не услышишь искренних слов благодарности за свою дружбу, опеку, помощь или просто, за то, что ты есть. Когда ты привязан к кому-то чувством Любви – весь мир вокруг наполняется смыслом. А ты наполняешься светом и сияешь, словно звезда на небе. Тебе кто-то нужен и ты нужен кому-то. И без этого больше никак. Это и есть истинное волшебство. Магия Любви, подаренная всему живому. Вот бы настал такой день, когда каждый был бы наполнен самой чистой любовью к кому-то или чему-то. С этого дня в нашем мире не было бы войны, зависти и лжи, а ещё грусти, скуки и равнодушия. Потому что у каждого звездочёта была бы своя единственная, самая любимая звезда в небе, или в сердце, а у каждой звезды был бы свой звездочёт…

— Спасибо тебе! — с нежностью промолвила я, не сводя глаз с робкого, только появившегося на свет бутона. —  Это самый чудесный вечер в моей жизни! А ты – самое чудесное дерево в этом лесу!

Я уснула, даже не сняв с плеча свой лук, свернувшись калачиком прямо у ветки, на которой, придя домой, обнаружила расцветающее диво. И мне приснились захватывающие приключения на неведомых берегах…в далёких галактиках и волшебных мирах…

Автор: Юлия Швец — http://vk.com/id102437684

P.S. Данная сказка участвует в конкурсе «Волшебная история».

priroda

Метки:

Научные открытия
Мнения

8 комментариев

  1. Ольга Кутуева - 19.01.2015 06:30

    Какая восхитительная сказка! Такая трогательная, нежная, поучительная… Пусть у каждого будет своя звезда, свой свет в душе! Спасибо за удовольствие! Победы Вам в конкурсе, Юлия!

    [Ответить]

    Юлия ответил (а):

    Спасибо большое за теплый отзыв! Мне очень приятно!))))

    [Ответить]

  2. Анатолий - 05.02.2015 22:24

    Прекрасная сказка. Читал не отрываясь. Захотелось даже детям почитать. Но посмотрев на длину сказки, понял, не высидят.

    [Ответить]

    Юлия ответил (а):

    Спасибо! А я своей 6-месячной дочке её по частям читала, 3 дня)))

    [Ответить]

  3. Зоя - 16.02.2015 23:22

    Сказка очень понравилась своей трогательностью.Обязательно прочитаю ее своим внукам.Надеюсь, что они поймут основной смысл сказки…
    Как же можно жить без света и любви в душе я не представляю!Позитив чувствуется, энергетика сильная у этой сказки.

    Как же мир стал чище и добрее, если бы все люди поступали как главные героини сказочной истории.
    Это одна из лучших конкурсных сказок, на мой взгляд.Жаль, что нет своих картинок.

    [Ответить]

    Юлия ответил (а):

    Спасибо большое за отзыв! А иллюстрации обязательно нарисую! Хотя фотография к сказке сделана мной. На ней тоже звезда изображена…Звезда по имени Солнце))

    [Ответить]

  4. Людмила+Поцепун - 20.02.2015 13:58

    Очаровательная сказка! Юлия, какая вы Умница! Я в восторге! Такой трогательный сюжет, грамотное изложение, уникальный стиль… Мне очень понравилось! Желаю вам удачи!

    [Ответить]

    Юлия ответил (а):

    Спасибо большое! Мне очень приятно от осознания того, что иногда удается донести до кого-то частицу своего душевного тепла!))

    [Ответить]

Пожалуйста, оставьте комментарий



К началу